Ella (konstansa) wrote,
Ella
konstansa

Categories:

Ковшик.

C Юлькой мы знакомы сто лет. Она близкая моя подруга, и мне кажется, мы знаем друг про дружку все. Недавно Юлька праздновала очередную годовщину семейной жизни. А надо сказать, что с Юлькиным мужем я познакомилась минут на пять раньше нее самой. Сидели мы в баре, Юлька куда-то отскочила, а ко мне сразу подвалило… Я взглядом смерила презрительно, и не церемонясь нах послала. Сижу за стойкой, цежу свой коньяк, покуриваю сигареточку, и вдруг оно опять подваливает. Тут уже я собиралась тяжелую артиллерию в ход пустить, да вижу рядом с ним Юлька стоит и вся светится. Точнее, они оба светятся и выглядят как два дурака.


Оказалось, отправленный мной по точному адресу, он, набирая скорость, столкнулся с Юлькой и чуть с ног ее не сшиб, верзила… И когда они глазами встретились, их вмиг обоих и накрыло. Она мне потом рассказала, что ее как током шибануло и сразу появилось чувство, будто она его всю жизнь знала.
Настроение у меня было подпорчено, потому что мне пришлось из-за Юльки весь вечер терпеть этого рядом с собой и выслушивать его бредни. А если учесть, что я его и сейчас недолюбливаю, впрочем, как и он меня…

Юлька, у которой был жених, вместо него почему-то познакомила со своими родителями этого незнамо откуда свалившегося пришельца, а через пару месяцев они уже поженились. Я очень отговаривала. Юлька девушка из хорошей семьи, а по нему этого явно не скажешь. Ну а когда поженились, я конечно, мнение свое засунула подальше и стала про себя прикидывать, когда они так же резво на развод побегут, как в загс бежали. Вот уже лет 15 все никак не добегут и даже не собираются.
И пусть себе живут) Я даже не представляла, что он ее так любить будет. Как-будто только что встретились. И никогда, ни разу она мне на него не жаловалась. Точнее, рассказывала, что бывает… но он всегда уступает. Вот же ж, подкаблучник еще оказался))

Но я же про ковшик… Юлька попросила меня приехать чуть раньше и помочь на стол метнуть. Когда почти все было готово, я, зная, что Юлькина мама офигенные соленья ей передает, предложила открыть банку чего-нибудь этакого. "А вот в том шкафу покопай, - говорит, - выбери, что понравится". Я полезла, и вдруг вижу в самом-самом дальнем углу что-то совершенно непотребное. И извлекла на свет божий мятый страшный алюминиевый ковшик, каких и на помойке-то сейчас не сыщешь. А у Юльки дома посуда шикарная.
- Юль, этшотакоэ? – спрашиваю…
- Ой… это на место положи. Это… раритет.
- Ну что за раритет?! Хлам это, а не раритет! Фтопку его!
- Нет, нельзя) Это память. Можно сказать, талисман нашей семейной жизни.
- ?
- Ну ладно, садись, щас тебе расскажу… Сама знаешь, у Сашки семья не очень… Папа, царствоемунебесное, выпить любил, покрикивал, и вроде как даже руку на маму его поднимал. А у нас в семье голоса никто ни на кого не повысил… Ну знаешь ведь, если на меня кричать, я вовсе не слышу, не воспринимаю, что говорят. Для меня это просто "громко!".
И вот как-то стою я у плиты и готовлю обед. А он ходит по дому и возмущается чем-то. Все громче и громче. Я не реагирую, а он еще больше заводится, чувствую, накручивает себя, мечется как тигр в клетке, туда-сюда круги от злости наматывает. И кажется, он у меня что-то спрашивает, чувствую по интонациям, но слушать не хочу, про себя что-то свое думаю. И тут он подскакивает ко мне, хватает за плечи и трясет как грушу: "Я что, не с тобой разговариваю?!" А глаза прямо бешеные стали. И я та-а-ак испугалась… Ты даже не представляешь, как я испугалась… что вот сейчас… он… меня… ударит…
Я вот этот самый ковшик в тот момент в руке держала. Только что сварила в нем яйца для салата и собиралась в сушилку поставить, когда он меня ручищами своими ухватил… И я от страха… этим ковшиком… со всего размаху… ка-а-ак дала ему по башке… Видишь, вмятина? Это от его головы. Ага!
Он от неожиданности застыл как постамент, замолчал на полуслове… Стоим и друг дружке в глаза смотрим. Я с вызовом и страхом, а он – с непониманием, в растерянности весь, и что это такое было… Мне кажется, до него даже не сразу дошло. Потому что он и отпустил меня не сразу, а как-будто в соляной столб превратился. А потом ушел в комнату и мы с ним дня два или три не разговаривали. Слова друг другу не сказали. Наверно, он осмысливал.
И вот после этого он никогда, никогда, ни разу на меня даже не прикрикнул. Ни одного грубого слова за все эти годы я от него не слышала. Я иногда злюсь, возмущаюсь, ругаюсь на него, он всегда конфликты на нет сводит, сглаживает.
Так что этот доисторический ковшик, который мне от мамы достался на начало самостоятельной семейной жизни, я храню как талисман) Только прячу подальше, чтобы не увидел никто, за мамины соленья, уж больно страшный))
Tags: любоff, хармсячина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 166 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →